Научная сторона графологии

Я отношусь к графологии (психографологии), как к науке. Она подчиняется научным правилам и соответствующим законам. Выводы в графологии не интуитивные, они опираются на логические и математические доказательства.

Эта статья подготовлена в большей степени для ученых и тех, кто только начинает заниматься наукой. Для тех, кто просто интересуется графологией, стиль изложения может показаться сложным и даже скучным.
Некоторым образом на странице соединены материалы, имеющие отношение не только к проблемам изучения почерка, но и к другим наукам.

“Со временем психографология, открывающая нам человеческие недостатки и пороки, сможет занять в ряде социальных наук почетное место, представленное ей настойчивым наблюдением и строгим анализом”.
И.Ф.Моргенштерн

Процесс письма является психофизиологическим актом. Он определяется условно-рефлекторной системой движений, которые состоят из автоматических (подсознательных) и сознательных компонентов. Посему на него обязательно влияет общее состояние организма и его отдельных органов в частности.
Исследователи в XIX века считали, что письмо - сугубо двигательный процесс. Они говорили о наличии, так называемого ”центра письма” в головном мозге человека, который, якобы, расположен в средней части двигательной зоны левого полушария головного мозга. На этом участке отражается проекция мышц руки. Первые попытки опровержения таких идей принадлежат Галлю. В исследованиях 1810-1819 годов он поставил вопрос о локализации функций письма в разных отделах головного мозга, который в свою очередь, по его наблюдениям, не является однородной массой, а состоит из многих органов и систем. Уже Монаков в своих работах (1906, 1914 г.г.) не признавал наличия такого специального центра письма в головном мозге и выделял 3 формы нарушений или аграфий, которые могут возникать при тех или иных изменениях в психике личности:
В связи со словесной немотой;
В связи с сенсорной афазией;
Обусловленную нарушениями оптического компонента.
Варианты расстройств письма зависят не только от нарушения деятельности разных анализаторов в связи со структурными изменениями в их деятельности, а и от нарушения их взаимодействия, потери следовых раздражителей, которые образовываются и действуют в процессе письма. По исследованиям Монакова, человека, который страдает звуковой аграфией тяжело заставить писать. Он очень медленно водит ручкой, пишет медленно, избегая лишних тонкостей, пропускает отдельные буквы и слоги. Кроме этого, может нарушаться последовательность в расположении букв. В письме под диктовку чередуются правильно и неправильно написанные буквы, что свидетельствует, по мнению Монакова, о нарушении “кинестетической мелодии”. Сокращения букв и слогов напоминает “телеграфный стиль”.
Более поздние исследования, проведенные, например, Е.А. Барановским показали, что левое полушарие головного мозга человека является главным для организации процесса письма (у правшей). Заложенные в нем аппараты связаны с правой рукой и обеспечивают нормальное протекание речевых и умственных процессов.
Височная область левого полушария - центральный аппарат слухового анализатора, теменная - аппарат ощущений кожи и мышц, который имеет существенное значение для обеспечения четких и тонких движений, передние доли - обеспечивают регуляцию протекания движений во времени, выработки и сохранения двигательных привычек и организации сложных целенаправленных действий. Общая работа всех этих зон головного мозга необходима для нормального осуществления каждого сложного психического процесса, в том числе и письма. Подмечено, что при поражениях, а также личностных особенностях строения головного мозга процесс письма ухудшается, или индивидуально изменяется.
Поразительно интересными стали исследования, проведенные гениальным ученым Александром Романовичем Лурия (1902 - 1977), которые как раз и касались проявлений в почерке патологических изменений в головном мозге человека. Эти исследования показали, осуществления человеком процесса написания необходимо выделить звуки, которые составляют слово, распределить беспрерывный звуковой поток на ”фонемы”, то есть отдельные звуковые единицы, из которых он складывается. ”Фонемы” перекодировать в зрительно-двигательные элементы письма. Поскольку процесс письма состоит из слухового, визуального и кинестетического анализа структуры буквы, проведения соответствующей программы движения, начиная от сигнала головного мозга и через спинной мозг дальше к мышцам, то соответствующие изменения или индивидуальные особенности почерка будут зависеть от особенностей развития и деятельности кинестетического, зрительного, слухового и других отделов головного мозга, которые руководят указанным процессом, а также особенностей прохождения сигнала через спинной мозг.
Процесс письма обоснованно считается психологами одной из наиболее сложных, осознанных форм языковой деятельности. Письменная речь наиболее поздняя в филогенетическом отношении функция II - й сигнальной системы, приобретенный навык, выработанный в процессе обучения на основе механизма временных связей (языковых, зрительно-кинестетических, двигательно-кинестетических). Общая деятельность этих связей обеспечивает нормальный акт письма. При выпадении одной из групп этих связей наблюдается его нарушение (аграфия), которое в свою очередь зависит от локализации участка, характера этого нарушения, периода возникновения патологии (изменения) и общего состояния головного мозга. При патологических изменениях в головном мозге выделяются такие основные клинические варианты аграфии:
литеральные, слоговые, вербальные параграфии;
распад конструкции букв на части и их элементы без возможностей синтеза;
сохранение возможности написания отдельных букв, непонятный набор букв при написании слов и предложений;
оптико-пространственная аграфия;
зеркальное письмо;
письмо, которое характеризуется стереотипным повторением одинаковых букв.
По наблюдениям А.Р. Лурия, травмы области левого височного отдела головного мозга приводят к ухудшению почерка, а травмы его задних отделов может привести к полной потере возможности писать.
Основываясь на результатах современных исследований, можно с полным основанием утверждать, что:
- разрушение височных отделов коры левого полушария головного мозга вызовет нарушения письма в связи с ограничением или утратой полной возможности дифференцировать и сохранять членораздельные звуки, из которых состоит речь. У больных, которые имеют поражения верхней части левого полушария, ”распадается“ тот слуховой материал, который должен соответствовать определенным буквам. Например, могут не дифференцироваться звуки “г” и “к”, “п” и “б”, “ж” и “ш”, и, соответственно, слово “голос” может писаться как “холос”, словосочетания “летит птица” на ”ридит пцида” и т.п. Такие изменения называются литеральными парафазиями. При таких нарушениях в головном мозге при письме под диктовку наблюдается чередование правильно и неправильно написанных букв. При этом также может проявляться „телеграфный стиль” – сокращения букв и слогов. Вместе с тем, необходимо обратить внимание на то, что возможность списывать текст у таких людей может сохраняться в полном объеме, но они теряет способность без ошибок писать под диктовку. Поражения левой височной доли головного мозга у взрослого человека неизбежно приводит к нарушению процесса письма. Без существенных изменений может оставаться подпись и некоторые другие, заметно автоматизированные моменты. В этой ситуации человек может списывать текст, но не может писать под диктовку;
- при поражениях задне-верхних отделов коры, письмо страдает оттого, что необходимые для этого условия нарушаются, так как страдают зрительные, пространственные компоненты его организации. Эти нарушения непосредственно в письме проявляются в смещении вертикального и горизонтального направления срок и букв, при написании букв может наблюдаться ”зеркальное письмо”. Такие нарушения называются оптико-пространственной аграфией. Вообще – ”зеркальное письмо” свидетельствует о нарушениях, как первой, так и второй сигнальной систем, распадом пространственно-двигательных связей. Следует, однако, успокоить родителей начинающих школьников, которые наблюдают в письме своих детей “зеркальные буквы”. На начальной стадии обучения письму это нормально, поскольку у ребенка еще не в полной мере развился мозг и необходимые для обеспечения процесса письма связи между его соответствующими участками, в том числе и теми, которые отвечают за правильную работу зрительного анализатора. Необходимо также помнить, что „зеркальное письмо” может наблюдаться у полностью здорового человека (при написании правой рукой у левши и наоборот), а в особенности тогда, когда образцом является слабо выработанный почерк у людей со „стертыми” признаками левши при написании правой рукой;
- при сенсорной афазии наблюдается медленное письмо, отсутствует достаточный нажим, одни буквы заменяются другими. В некоторых случаях выраженной патологии письмо представляет собой каракули. Кроме того, заметным становится опускающееся направление строк;
- нарушения зоны, ответственной за артикуляцию (проговаривание, речь) ведет к невозможности дифференцировать гласные, замене шипящих и свистящих глубокими небно-язычными (типа - ”х”). В этом случае не дифференцируется ”п” и ”г”, ”ф” и ”п” и т.д.

”Я жев у села. Дам я учином у школи” - ”я жил в селе. Там я учился в школе.

Кроме того, может наблюдаться замещение букв ”л-н-д” или ”б-м-п”, то есть замена звука на артикулярно похожий.

”Пропати в коски котята. Кошка очень груснила, перестана езть, искала очень жаломно мяукала”.

- при поражениях височных и задне-центральных отделов головного мозга (отвечающих за слуховой и кинестетический анализаторы) возникают нарушения письма не связанные с распадом зрительного воображения буквы. В этом случае головным мозгом недостаточно четко анализируется звуковой состав слова, но в них никогда не распадается графическое представление буквы. Ошибки, которые возникают, не ведут к дефектам написания букв. Вместе с тем, заметные негативные изменения письма наблюдаются при поражениях тех отделов головного мозга, которые связаны со зрением. При таких нарушениях наблюдается невозможность соблюдать строки в написании, неравномерное расположение букв и слов в строке. Нарушения в теменных и теменно-затылочных областях могут вызвать так называемую “симультанную агнозию”, при этом возникает резкое сужение зрительного восприятия и зрительного воображения. Человек может одновременно представлять или помнить только один зрительный объект. В этом случае проявляются также нарушения координации движений при письме. Такой больной не способен поставить точку в центре круга, писать по прописям. Смотря на кончик ручки, он не может оптически скоординировать свои движения, по этой же причине, он не может писать, придерживаясь строки.
Если такому человеку ввести незначительную дозу кофеина (0,05-0,1 г) на 30 минут ситуация может улучшиться.
В некоторых случаях нарушения в правом полушарии делают невозможным написание букв, которые имеют асимметричную форму. Еще в 1874 году Вернике высказывал мысль о том, что поражения задней трети первой височной доли левой части головного мозга вызывает нарушения понимания речи, что приводит к невозможности писать под диктовку.
При поражениях лобных участков правильность написания букв, направление строк не изменяются, но становится заметным снижение общего тонуса организма – микрография, не дописываются окончания в словах, частей букв, постепенно уменьшается размер букв к концу строки таким образом, что их невозможно прочитать, ослабевает нажим.
При прогрессирующих патологических процессах возникает повторение слов, фраз по 3-4 раза, иногда письмо становится невозможным для прочтения и нормального логического понимания.
Разнообразные варианты расстройства письма зависят не только от нарушения деятельности того или другого анализатора в связи со структурными изменениями в них, но и от динамических изменений в деятельности других анализаторов, от нарушения их взаимодействия, от потери следовых возбуждений, которые получаются в процессе письма.
Так, при локализации патологических процессов в верхнем отделе лобной доли головного мозга наблюдается нарушение, которое проявляется в пропуске гласных, замене фраз письмом одним словом.
При возникновении опухолей в премоторных отделах головного мозга конструкции букв распадаются на элементы. При поражениях нижней височной области – зеркальность изображений при списывании, сохраняется письмо отдельных букв, но становится невозможным связанное написание слов и предложений. При прогрессирующих злокачественных опухолях теменно-височных отделов головного мозга, способность писать пропадает вообще, и письмо представляет собой набор точек и черточек.
Продолжая говорить о почерке как о продукте процесса письма, возникающем и развивающемся в деятельности личности, необходимо заметить, что процессы, происходящие непосредственно во время писания и руководят им, существуют и действуют в границах нейро-физиологической системы явлений. При этом существенно то, что связи между составными этой системы действуют не как эпизодические и случайные взаимодействия, а являются объективными требованиями возникновения, существования и развития каждой из них и системы в целом.
Процесс письма, как психофизиологический акт, имеет многоуровневую структуру. Ему присуща достаточная сложность координационного построения по сравнению с другими актами движения.
Непосредственно в процессе письма задействованы несколько уровней построения движений центральной нервной системы. В зависимости от того насколько ранними или более поздними в плане эволюции эти уровни являются – они обеспечивают тот или иной, задействованный в процессе письма аспект движения и его количественный показатель (нажим, амплитуду и т.п.).
Формирование навыка письма, как и любого другого движения, тесно связано с формированием у личности образа, и пока ”в голове“ не будет составлен этот моторный образ того, что и как человек будет писать выполнение движения невозможно. В этом плане интересной есть мысль Н.А. Бернштейна: “При тренировке любого движения (в том числе и навыка письма – Ф.А.) в первую очередь тренируются не руки, а мозг…”. При этом становится очевидным, что формирование воображаемого образа движения приводит к изменениям в разных системах, приводит в необходимое для выполнения соответствующих действий состояние соматическую, вегетативную и психическую сферы организма человека.
Каждое движение, как психофизиологический акт, через уровни построения движений центральной нервной системы, названные так Н.А. Бернштейном, тесно связано с соответствующими процессами в психике. Каждый из этих уровней обеспечивает отдельные движения в процессе написания. Индивидуальность этих движений определяет специфику написания признаков почерка, которые, в свою очередь, связаны с отдельными чертами характера личности.
В этом же плане необходимо заметить, что каждая индивидуально развитая черта характера через центральную нервную систему влияет на тот или другой уровень регуляции движения, что и отображается в индивидуальности признаков почерка.
Н.А. Бернштейном выделяются следующие уровни построения центральной нервной системы, которые обеспечивают построение движений во время процесса письма.
Рубро – спинальный уровень палеокинетических регуляций “А”, который относится к субкортикальным уровням построения, обеспечивает общий тонический фон конечности, которая пишет, всей рабочей позы и основную вибрационную иннервацию мышц предплечья.
Анатомический субстрат этого уровня (совокупность органов, без которых его функция невозможна) составляют спинной мозг с его клеточными образованиями и часть ведущих путей, группа клеточных ядер в стволе головного мозга, группа красного ядра (само ядро с его двумя частями, substantiam nigram, ядро Даркшевича, льюисове тело), древний мозжечок и центральная часть вегетативного, парасимпатического и симпатического нервного аппарата.
Уровень синергий и штампов или таламопалидарный уровень “В”, который также относится к субкортикальным уровням построения. Он обеспечивает плавность, кругообразность движений и их “ритмический рисунок”. Первая из них обеспечивается путем образования синергий мышц пишущей руки, которая предоставляет возможность постепенного перехода напряжения с одних задействованных мышц в другие.
Этот уровень имеет анатомический субстрат, который состоит у человека из двух пар наибольших в головном мозге подкорковых ядер: зрительных бугров (thalami optici, за Монаковим), наиболее древний в развитии коры головного мозга высший центр всей тангорецепторики и бледные тела (globi pallidi, рallida), как аффекторные.
К кортикальным уровням построения относится пирамидно-стриальный уровень пространственного поля “С”.
Его анатомические субстраты в коре больших полушарий головного мозга такие: зрительные поля (area striata, 17,18 Brodmann), задне-центральная извилина Brodmann, частично слуховые и вестибулярные анализаторы, кора полушарий нового мозжечка (neocerebelli).
На стриальном подуровне С1 проходит влияние на процесс письма и соответственно на почерк психофизиологических характеристик, которые отвечают за перемещение в пространстве, обеспечивают гармоничность и целевую направленность таких движений как нести, давить, тянуть, рвать, брать, бросать.
Движения, которые обеспечивают этот уровень, направлены на обеспечение взаимоотношения между точностью и вариативностью. Отклонения на этом уровне влияют в той или иной мере на координацию движений, соблюдение горизонтальных линий письма.
От работы уровня “С2” зависит выполнения геометрической формы букв, их контуров.
Над этими уровнями стоит уровень действий “Д”, анатомические субстраты которого в коре главного мозга включают известные клиницистам “графические центры”, которые совместно с высшей уровневой группой “Е” отвечают за содержательную сторону процесса письма.
Для этого уровня буквы уже являются не просто геометрическими конфигурациями, а представляют собой смысловые схемы, ассоциированные со звуковыми образами слов. Именно эти уровни “Д” и “Е” модулируют монотонные фоновые вибрации, которые задают уровни “А”, “В”, “С”.
В нашем случае наибольшую заинтересованность представляет именно работа “низовых” уровней “А”, “В”, “С” центральной нервной системы, поскольку “Д”, а в особенности “Е”, влияют не на признаки почерка, а на его лингвистические особенности, на содержание.
Процессы, которые проходят в центральной нервной системе во время формирования навыка письма с задействованием всех указанных уровней, представляет собой активные поиски наиболее адекватных решений задачи построения движений. Центральная нервная система проходит через попытки и ошибки, которые обеспечивают ей наиболее правильное, четкое, быстрое и рациональное осуществления решений поставленных задач.
В процессе усвоения навыка письма центральная нервная система на всех уровнях решает проблему поиска наиболее простого и выгодного решения приспособления к осуществлению психофизиологического акта письма. И чем лучше и надежнее усваивается навык, тем шире круг вариантов и усложнений задачи.


Залишити коментар
Будь ласка, введіть Ваше ім’я
Будь ласка, введіть коментар.
1000 символів

Будь ласка, введіть email
або Відмінити

Інші статті в категорії Психологія, емоційний інтелект